» » "Как мы говорим в Салде, никогда нельзя останавливаться — ты или продолжаешь развиваться, или деградируешь"

Авиастроение

"Как мы говорим в Салде, никогда нельзя останавливаться — ты или продолжаешь развиваться, или деградируешь"

"Как мы говорим в Салде, никогда нельзя останавливаться — ты или продолжаешь развиваться, или деградируешь"

Крупнейший в мире производитель титана — российская корпорация «ВСМПО-Ависма» прорабатывает программу развития на ближайшие семь лет. О том, как дальше будет наращивать свои компетенции российский титановый гигант, о партнерстве с Boeing и другими мировыми авиастроителями корреспонденту Show Observer Евгении Коляда рассказал глава «ВСМПО-Ависма» Михаил Воеводин.

— Михаил Викторович, уже 10 лет вы возглавляете «ВСМПО-Ависма». Свою должность гендиректора вы заняли как раз в преддверии МАКС — 2009. Оглядываясь назад, как оцениваете тот путь, что компания прошла за это время?

-- Конечно, сравнивать сегодняшнее время с 2009-м очень сложно, потому что тогда был мировой экономический кризис. Мы прошли достаточно тяжелый путь, когда падение производства у нас составляло более 40%. За последние 10 лет мы проинвестировали в собственное производство более 2 млрд долл., нарастили мощности и сегодня загружены на все 100%. По основным видам продукции произошло удвоение объемов, в том числе увеличение в 4–5 раз объемов продукции с высокой степенью механообработки разной номенклатуры.

Но, как мы говорим в Салде, никогда нельзя останавливаться — ты или продолжаешь развиваться, или деградируешь. Поэтому в этом году мы разработали программу развития на следующие семь лет. Она вынесена на совет директоров, думаю, в сентябре ее рассмотрят. Программа подразумевает инвестиции еще на 1 млрд долл. с развитием всех наших основных направлений — это и штамповки, и механообработка, и наши уникальный плоский прокат, круглый прокат. Мы уже прорабатываем эту программу с точки зрения поставщиков оборудования, технологий, сроков, денег. Ведутся переговоры с поставщиками, проводятся тендеры. И как только эту программу утвердят, начнем контрактование и развитие.

— А открытие второй очереди производственного комплекса Ural Boeing Manufacturing (UBM, СП корпорации Boeing и «ВСМПО-Ависма») в 2018 г. в «Титановой долине» помогло увеличить объемы вашей продукции?

— Конечно. С одной стороны, вторая очередь позволяет нарастить объем, а с другой — компетенции, потому что только в рамках UBM мы вместе с Boeing начали делать чистовую механообработку. Т. е. деталь с нашего предприятия из Салды улетает сразу на сборочную линию производителя. Само ВСМПО было не готово идти в чистовую механообработку, это не было заложено в нашу стратегию с точки зрения самостоятельной работы. Но вместе с нашим партнером Boeing мы смогли это сделать, и в дальнейшем будем это развивать. Вторая очередь UBM полностью рассчитана под программы производства Boeing на ближайшие 10 лет. Еще продолжается монтаж станков, мы планируем закончить его к концу года и выйти на 80% загрузки всего нового оборудования в 2022 г. При этом есть задел: мы специально строили корпус цеха так, чтобы оставался еще один пролет на дальнейшее развитие.

— Интересно, а как вы оцениваете свои перспективы развития с точки зрения мирового рынка авиастроения? И повлияли ли проблемы с самолетами Boeing 737MAX на деятельность корпорации?

— Надо понимать, что ВСМПО участвует практически во всех международных программах авиастроения. И те прогнозы, которые мы анализируем и закладываем в свою программу развития, базируются на прогнозах авиапроизводителей, которые, в свою очередь, базируются на прогнозах авиаперевозок, пассажирских и грузовых. Мы видим, что планируется постоянный рост до 2030 г. и объема авиаперевозок, и замены старого флота на новый. Т. е. на сегодня перспектива, мягко говоря, радужная. А насколько она реализуется, уже вопрос. Но знаете, даже возвращаясь в тот кризис десятилетней давности, я считаю, что мы сделали тогда очень правильно, продолжив свою инвестпрограмму, и оказались готовыми к росту в 2012–2014 гг. — гораздо более готовыми, чем наши мировые конкуренты. Поэтому сегодня ВСМПО единственная мировая компания, которая не задерживает поставки авиастроителям.

Касательно ситуации с Boeing — это наш долгосрочный, многолетний партнер, а партнеров мы всегда поддерживаем. Поэтому если Boeing надо будет немножко притормозить с нашими поставками, конечно, мы ему в этом поможем. Есть ли вариант, что Boeing не решит эту проблему? На мой взгляд, нет, этот вариант не подходит ни для производителя, ни для всего мира, потому что Boeing, который делал 52 самолета 737MAX в месяц, никто не может заменить. Поэтому этот кризис должен быть решен.

— Авиапром КНР сильно развивается. Сотрудничаете ли вы с китайскими заказчиками?

— Да, у нас уже есть долгосрочное соглашение по поставкам на самолет С919, имеем там значительную долю. Мы также участвуем в программе Bombardier, которую сейчас перекупил Airbus, участвуем в программах Embraer, которые купил Boeing. Т. е. мы действительно участвуем во всех крупных мировых авиационных программах. Может быть, единственная программа, в которой мы участвуем совсем чуть-чуть, — это региональный самолет Mitsubishi SpaceJet. Но надо понимать, что в Японии сильна своя титановая индустрия и они также являются экспортоориентированными, как и мы, поэтому им наш титан просто не очень нужен.

Таким образом, доля ВСМПО на рынке мирового авиастроения сегодня составляет более 30%, нас невозможно выдавить из него. Даже если убрать авиастроение, то просто с точки зрения мощностей и по титановой губке и по плавке, если представить себе критическую ситуацию, что ВСМПО не поставляет в мир ни грамма титана, то в мире будет коллапс.



Источник: Ato.ru



Похожие новости

Я хотел бы ветром быть и над землей лететь, к солнцу в снегах..
Дорога в облака
гр. "Браво"

Журналисты

Цитата

Люди научились плавать как рыбы, летать как птицы. Осталось научиться жить как люди...

Джордж Бернард Шоу